28 сентября 2018 г. 1045 лет со дня рождения Маарри Абу ль Аля Ахмед Ибн Абдулла ибн Сулейман Ат Танухи — сирийского поэта и философа

Будущий поэт родился 28 сентября 973 г. (по другим данным — 979 г.) в небольшом сирийском городке Маара (ныне Мааррет-эн-Нууман) в семье местного судьи, происходившего из рода бану Сулейман племени Танух. Этот род издревле славился своей образованностью. Новорожденному дали имя Ахмед, а прозвище— Абу‑ль‑Аля (Отец высоты). Уже в три года малыш научился читать и поражал всех своей памятью, легко запоминая стихи.

Во время эпидемии оспы в Сирии заболел и Ахмед. Он выжил, но получил тяжелое осложнение: лишился зрения. Надежды отца сделать талантливого мальчика судьей или чиновником рухнули. Теперь Ахмед мог стать либо чтецом Корана, либо приобщиться к наукам, либо, найдя богатого покровителя, стать поэтом и жить, сочиняя хвалебные стихи своему благодетелю и получая за них солидное вознаграждение. Талант некоторых из таких поэтов прославил не только тех, кто оплачивал их труд, по и арабскую поэзию.

Ахмед продолжал учебу сначала в домашних условиях, затем — у самых известных учителей своего города. Всех их поражали способности мальчика. Слухи о чудо-ребенке распространились по стране, и на родину Абу‑ль‑Аля прибыли важные гости из города Халеба (знаменитого своими учеными и поэтами) — ученые, педагоги. Они решили лично проверить способности мальчика. Экзамен был очень сложным. Каждый из гостей читал двустишие, задававшее тему стихотворения. Ахмед экспромтом продолжал стихотворение, сохраняя рифму и ритм. Гости были несказанно удивлены: действительно, чудо- ребенок! А мальчик, ободренный вниманием, предложил им продолжить игру, прочитал двустишие и сказал: «А теперь вы продолжайте!» Экзаменаторы развели руками и честно признались, что не могут импровизировать с такой быстротой.

В одиннадцатилетнем возрасте Абу‑ль‑Аля продиктовал первое свое стихотворение, а в пятнадцать лет отправился по Сирии в путешествие за знаниями. В разных городах юный гений учился у самых известных грамматиков, философов. Его интересовало все, вплоть до греческой философии. Через пять лет напряженной учебы он «овладел всеми знаниями» и вернулся в свой город уже известным человеком. Началась серьезная творческая работа, в арабском мире его имя звучит все чаще. Поэт решается на опасное в те бурные годы путешествие в Багдад, крупнейший центр культуры, науки и литературы арабского мира.

Багдад! Средоточие маститых филологов, знатоков поэзии, поэтов. В городе открыты прекрасные частные библиотеки, действует знаменитая публичная библиотека — Дом науки, основанный еще в IX в. халифом аль-Мамуном в основном для того, чтобы здесь переводились на арабский язык сочинения великих греков — ученых и философов. В Багдаде Тахир аль‑Мусави и его сыновья, филологи и поэты ар‑Ради и аль‑Муртада, организовали, говоря современным языком, постоянно действующий литературный семинар, «маджлис». Они приглашали ученых и поэтов, проводили диспуты на философские темы и обсуждали новые стихотворения и литературные произведения самых знаменитых авторов.

Подобное путешествие считалось опасным и для зрячего человека, но поэт не испугался трудностей. Сначала на верблюде, на коне, потом на лодке по протокам и каналам между Тигром и Евфратом продвигался он к цели и прибыл в Багдад в день смерти Тахира.

Вскоре во дворце двух сыновей Тахира состоялся очередной «маджлис». Много известных людей пришли в тот день, чтобы выразить соболезнование братьям по поводу кончины их отца. Когда поэты читали стихи, Абу‑ль‑Аля, не дожидаясь специального приглашения, встал и продекламировал только что сочиненное в связи с печальным событием произведение. Ар‑Ради и аль‑Муртада подошли к нему, взяли за руки и повели на почетное место — так им понравилось стихотворение.

Поэт из Маары обладал обостренным чувством справедливости. Как-то один из братьев аль‑Муртада стал поносить великого арабского поэта аль‑Мутанабби. Все присутствующие покорно закивали головами: «Да, у него еретические стихи; да, такое-то стихотворение у него слабое...». На это Абу‑ль‑Аля возразил: «Если бы он написал только стихи «Вы, о развалины, навеки остались в сердце моем...», то его уже только за это можно было назвать лучшим из всех поэтов». Далее в приведенном стихотворении аль-Мутанабби шли строки: «Коль меня хулит невежда, значит, близок я к совершенству...». Многие из присутствовавших знали это произведение, поэтому все замерли. Аль‑Муртада, до этого весьма благосклонно относившийся к поэту из Маары, вдруг рассвирепел и крикнул: «Слуги! Вытащить его за ногу вон!». Верные слуги подбежали к слепому поэту, повалили его на пол и потащили за ногу на улицу. Это было страшным унижением для любого человека. Для Абу‑ль‑Аля — уничижительным ударом.

Ты хочешь излечить дурные нравы,

Не тщись — лекарство нет от сей отравы.

(Перевод Н. Горской.)

После этого случая резко сузился круг общения великого поэта. Льстецы боялись опального гения. Им важнее было расположение Аль‑Муртады. И Абу‑ль‑Аля решил навсегда покинуть Багдад.

Оставшуюся жизнь поэт провел в родном городе, отказываясь от заманчивых предложений из Дамаска, Халеба и Каира.

Жил он скромно, помогал бедным, открыл школу для талантливых юношей. Но главным в жизни Абу‑ль‑Аля оставалось творчество. Он написал много объемных трудов. Наиболее известны его книги стихов «Искры огнива», цикл «Лузумийат» («Обязательность необязательного»), послания к друзьям и др. В труде «Размышления о разном» собраны его афоризмы и статьи, а в книге «Отгоняя лающего» — ответы на наскоки противников.

Гениальный поэт пользовался уважением у сограждан. В 1027 г. в Мааре произошли столкновения между мусульманами и христианами. Эмир Салих подошел к городу с крупным войском, чтобы наказать смутьянов. Если бы воины Салиха осуществили штурм, то, естественно, досталось бы и правым, и виноватым, и Маара был бы разграблен. Абу‑ль‑Аля вышел по просьбе сограждан за городские ворота и смело направился к эмиру Салиху, чтобы прочитать ему стихотворение. В нем он обращался к повелителю с просьбой «быть достойным своего имени», которое буквально означало «Праведный». Салих понял мудрого поэта и не обрек город на разорение.

Год смерти Аль‑Маарри, как и год его рождения, точно не известен: 1057 или 1058.

Материал взят из журнала «Школьный вестник» (2006, № 8, с. 61‑67).

Источник:

Календарь знаменательных и памятных дат [Текст] : из жизни и деятельности незрячих. 2018 год : [12+] / Рос. гос. б‑ка для слепых ; [сост. Н. Д. Шапошникова]. — Москва, 2017. — С. 231‑235.